Добавление новости

#######* ########* ###***### ##* *## ##* *## *###* *###* #####* ### *## ##* *## *#####* *#####* ######* ###**## ##* *### ###*### ###*### ##**### ##* ####*## ########* ##* *## ##* *## ##* *## ##* ####*## ########* ##* *## ##* *## ####### ##* ####### ###***### ##* *## ##* *## ######* ***##**** ##*#### ##* *## ##***## ##* *## ##**** ######### ##*#### ##* *## ##*#### ##* *## ##* ######### ##**### ##* *## ####### ###*### ##* ##* ##* ### ##* *## *###### *#####* ##* ##* ##* *## ##* *## *####* *###* ##* ##*
Рекламный баннер 990x90px top
+16
USD 75.76
EUR 89.93
25 ноября, Среда
Рекламный баннер 468x60px posleobjav

История «нашей» земли в последнем романе Юрия Иванова

2020-06-04

Ушли в далёкое былое дни, оглушённые взрывами бомб, снарядов и гранат, наполненные смертями и разрушениями. Но всё ли мы знаем о тех событиях, что происходили на этой земле в годы Великой Отечественной войны? Роман Ю. Иванова о тех сложных, пропавших огнём и порохом боевых днях на этой земле. Проследить судьбу разведгрупп, разобраться с хронологией тех событий пытается автор в своей книге : «Наверное, наша группа была самой первой из тех, что матанула в Пруссию,- начал он свой невесёлый рассказ…- Да. Я же не представился. Виктор Иванович Довбыш. Чертовски, дьявольски не повезло нашей группе! Невезуха! Просто гросс-невезуха! Название, может плохое придумали группе, а? Мы выкидывались под Тильзит в ночь с 24 по 25 июля. Валились, как в молоко, такой был плотный туман…Прилетели. Выкинулись. Протаранили задницами туман и увидели…красные черепичные крыши! Кирху с высоким шпилем, небольшую площадь и солдат,которые будто ждали нас….» Роман Юрия Иванова «Огонь Кёнигсберга» - это историческое произведение, хотя сам автор не претендует на звание историка. Основанный на документах роман — одновременно очень личное авторское повествование. «Наша» и «ваша» земля, судьба, история, трактовка… Всё переплетено и предельно неоднозначно. В Восточной Пруссии и в Кёнигсберге тогда. В Калининграде сейчас, в 90-х годах, откуда обращено послание писателя с мировым именем. Потому такая мозаичная организация материала. По стилю и композиции одним покажется, что написано «рвано», методом «нарезки». Другим как раз в такой литературной поэтике откроется момент истины. Третьи увидят свой расклад. Книга словно оформлена сцепкой кадров документально-художественного фильма. Смотрите. Вот. Отдельные эпизоды романа. Восточная Пруссия. 1945 год. Начало января, перекрёсток дорог под Даркеменом. «…обнаружен человек, привязанный к дорожному указателю колючей проволокой. На груди... фанера с надписью «русский бандит». Глаза… выбиты, язык вырван, но он ещё был жив. Несчастного привезли в полевой госпиталь… Он пытался что-то написать своими раздавленными… пальца¬ми на листке бумаге, но сумел лишь вывести несколько слов. «Валя. Курск» и «Р... групп...» Боец какой-то разведгруппы? Валя – его имя? И он сам из Курска? Или имя девушки... из Курска?..» Из письма бывшего военного хирурга Воловина А. Врач не смог забыть не предавшего своих и себя парня. История попала к Юрию Иванову. Накарябанное кровью плена послание предстоит разгадать читателю. Кёнигсберг, 1945 год, середина марта. Район Штайндамм, в опустевшем доме немецкий подросток пишет письмо эвакуированной в Данциг семье. «Дорогие мамочка, сестрёнка Лиззи, брат Вольфганг... Мне дали бельгийскую винтовку и две обоймы патронов. Я хотел фаустпатрон... Я иду в бой с русскими, чтобы ни один большевик не про¬ик в наш древний, прекрасный город. Молитесь за меня... Ваш Руди...» Из кёнигсбергского письма. Участник штурма Кёнигсберга Алфёров В. И., воспоминания. «...не хотел стрелять в этого солдата-парнишку, но когда увидел, что он поднимает винтовку, я выстрелил... гимназист, наверное... отчётливо так произнёс: «Мам-мми…» Из рассказа с магнитофонной ленты. Алфёров застрелил Руди. Иной код правды о времени штурма Кёнигсберга запечатлели полководцы. СССР. Москва. 1977 год, март. Интервью маршала А. М. Василевского корреспонденту «Комсомольской правды»: «Сорок пятый радостный, но в начале года предстояло провести нелепую Восточно-Прусскую операцию». Точный, конкретный в формулировках военком позволил себе определение «нелепая операция». В тексте романа есть объяснение, в чём заключается маршальский вывод о «нелепости» апрельского наступления. Представлены свидетельства очевидцев, почему в такой-то день, в такой-то час грянуло по всем фронтам: «Огонь! Огонь! Огонь!» Сведения добывали, вырывали у судьбы разведчики групп «Марат», «Джек», «Максим», «Невский»…, брошенные «Центром» в Восточную Пруссию фактически на верную смерть. Кидал в камин уже готовые страницы мемуаров «В боях за Восточную Пруссию» командующий Кузьма Галицкий. Юрий Иванов вспоминает, как старшеклассникам первой кёнигсбергской средней школы, бывшей Бургшуле, сын генерала 11-й гвардейской армии Галицкого Юра рассказал: «Папа пишет роман о войне. Много пишет, но рвёт в клочки. Всё что-то не так у него получается». Однако Галицкий написал, признав недочёты руководства в соединениях и частях первого эшелона наступления: «Оборону врага не прорывали, а тяжко, мучительно «прогрызали». И всё же продырявили, протолкнули свои обезумевшие от множества убитых батальоны. И соединения армий продвинулись на два-три километра». Командиры, штабы дивизий и корпусов не видели хода и результатов боя. Танки и самоходная артиллерия отставали от пехоты. Недостаточно организованно проводилась инженерная разведка в первый день Восточно-Прусского наступления на Кёнигсберг 13 января 1945 года. Не получилось смолчать, проговаривая про себя смыслы увиденного в Восточной Пруссии наступательного кошмара, у капитана артиллерии Александра Солженицына. Он писал. Писал, хотя был запрет вести на войне дневники. Особисты нашли исписанные послюнявленным химическим карандашом тетрадки, и разведчика-артиллериста отправили под трибунал. Потом, в ГУЛАГе, на клочках лагерной бумаги, будущий нобелевский лауреат напишет про наступление на Кёнигсберг в поэме «Прусские ночи». Генерал Ляш подписал капитуляцию в апреле. «Он, подполковник Яновский и другой подполковник, барон фон Кервин. Им уготовлено встретиться в пылающем Кёнигсберге, чтобы остановить безумную, бессмысленную бойню и спасти для будущего измученных, голодных солдат и несчастных горожан в госпиталях, монастырях и соборах», — сводит значение парламентёров Юрий Иванов. Поверженный немецкий генерал позже напишет свою версию причин провала в книге «Так пал Кёнигсберг». Пленного Ляша в романе Юрия Иванова везут по этапу. В окне арестантской машины, вдоль некогда родных ему дорог предстаёт картина ужаса. Истерзанные трупы, разграбленные повозки, обречённые на выживание тысячи, десятки, сотни тысяч немцев. Позже комендант Ляш напишет в мемуарах: «Был город, и нет города!» Разная интонация текста документального произведения цепляет, не отпускает. Автор словно скользит по знакам и шифрам представленных документов, свидетельств, собственных наблюдений о прошедшей войне. Последняя часть повествования — метафизическое размышление автора о судьбе Родины, потомков, для которых была отвоёвана эта земля. Писателя Юрия Иванова томил вопрос: откуда было столько ненависти у людей на войне? Пришла весна, а с ней и победа. 20 апреля, на часах 23:00, Левитан сообщил: порт Пиллау, база германских военно-морских сил на Балтийском море, пал. В чёрное московское небо врезались огненные сполохи фейерверка. А бой в горящем городе шёл до утра. До 30 числа гибли люди на косе Фрише-Нерунг, всё рушилось и громыхало. Где правда? Где истина? Где наша настоящая история? Читатель ответит сам. Это роман-завещание, покаяние и раскаяние, прощение и прощание. Последний, предсмертный роман писателя, прошедшего блокаду Ленинграда, но не остервенившегося к врагу. Прошлое может много сказать о настоящем: в нём есть вечное. Юрий Иванов размышляет об этом, цитируя «Критику чистого разума» Иммануила Канта: «Есть нечто удручающее в том, что разум, высшее судилище для решения всех судов, вынужден вступать в спор с самим собой». Последний роман Юрия Иванова «Огонь Кёнигсберга», а также другие произведения этого автора можно почитать в краеведческом центре Центральной городской библиотеки имени И.Я.Рутмана.

458

Оставить сообщение:

*###* #######* *#####* *#####* ########* *#######* *###*###* ###***### ###***### ##* *## ###* *### ##* *## ##* *## *###* *###* ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## *#####* *#####* ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* *### ###*### ###*### ###* ##* *## ##* *## ##* *## ########* ##* *## ##* *## *######* ####### ###***### ##* *## ########* ##* *## ##* *## *######* ####### ######### ##* *## ###***### ##* *## ##***## ****### ##***## ######### ###*### ##* *## ##***## ####### ##* *## ##* *## ##* *## *#####* ##* *## ##*#### ####### ##* *## ##* *## ##* *## ##### ###***### ####### ##* *## ###***### ##* *## ##* *## *###* ########* *###### ##* *## *#######* ##* *## ##* *## *#* #######* *####* ##* *## *#####*
ВсеФотогалерея
Рекламный баннер 300x250px rightblock